vitalidrobishev (vitalidrobishev) wrote,
vitalidrobishev
vitalidrobishev

Categories:

Последний рыцарь Российской империи



21 декабря когда коммунисты всех мастей с размахом и полным одобрение путинских властей праздновали юбилей кровавого палача Русского народа Джугашвили, совсем незамеченным остался день памяти верного сына России и настоящего русского патриота Федора Артуровича Келлера

21 декабря - день памяти русского военачальника, генерала от кавалерии, графа Федора Артуровича Келлера. Участник русско-турецкой войны 1877-78 годов во время Первой мировой войны легендарный командир 10-й кавалерийской дивизии и 3-го кавалерийского корпуса, Келлер, в отличие от подавляющего большинства генералов и офицеров Императорской армии отказался признавать факт “отречения” Государя Николая II, присягать масонскому Временному правительству и служить ему.
5 апреля 1917 года он был отстранен от командования корпуса “за монархизм”. В 1918 году генералы Алексеев и Деникин тщетно упрашивали графа Келлера присоединиться к Добровольческой армии, на что он ответил категорическим отказом, так как видел будущее России не в “демократической республике”, а в восстановлении монархии и возрождении великой Империи.

В графское достоинство Келлеров в 1789 году возвел прусский король. Во времена царствования Николая I они перебрались в Россию, приняли православную веру и за сто лет безупречной службы новой родине полностью обрусели. В 1877 году наследник титула молодой граф Федор Артурович, которому не исполнилось и двадцати, едва закончив приготовительный пансион Николаевского кавалерийского училища, отправился на Балканскую войну. В 1905 году временно исполнял обязанности Калишского генерал-губернатора во время усмирения народных волнений, причем прославился рядом жестких мер. Он приказал высечь за попытку бунта политических заключенных и арестовал прокурора, отпустившего арестованного по приказу Келлера агитатора.

Келлер приговорен к смерти террористами из Польской партии социалистов. Первое покушение на него, произошедшее 19 апреля 1906 года, окончилось неудачей. Когда Келлер выехал из ворот штаба полка, его коляску подкараулил поляк и бросил в нее завернутую в газету бомбу. Келлер поймал бомбу на лету, предупредив этим взрыв, положил ее на сиденье, а сам с револьвером бросился преследовать убегавшего боевика.

8 мая 1906 года бомба, начиненная поражающими элементами, была брошена под ноги коня Келлера, когда он в сопровождении своих офицеров возвращался с полковых учений. Взрывом Келлер оказался тяжело контужен, а нога поражена осколками. По словам биографа “граф не потерял в эту минуту присущего ему хладнокровия и, несмотря на нестерпимую боль, продолжал спокойно отдавать приказания”. После этого случая и до конца жизни он прихрамывал на одну ногу.

В ходе Первой мировой войны во время Галицийской битвы он организовал преследование неприятеля и взял 500 пленных и 6 орудий. За боевые отличия награжден орденами Св. Георгия 4-й и 3-й степени. Во время проведенного в конце апреля 1915 года армией наступления сыграл выдающуюся роль в Заднестровском сражени. Провел знаменитую конную атаку у Баламутовки и Ржавенцев силой 90 сотен и эскадронов в конном строю, взяв около 4 тысяч пленных. Блестяще провел бой с превосходящими силами противника под деревней Ярославице, названный военными историками “последним конным боем” не только великой войны, но и всей мировой военной истории.

Келлер - один из двух командующих корпусами, которые открыто высказались против отречения Государя Императора в телеграмме на запрос участника антимонархического заговора генерала Алексеева. По воспоминаниям известного участника Белой борьбы и антибольшевицкого сопротивления А.Шкуро, генерал Келлер, собрав представителей от каждой сотни и эскадрона вверенных ему частей, сказал им: “Я получил депешу об отречении Государя и о каком-то временном правительстве. Я, ваш старый командир, деливший с вами и лишения, и горести, и радости, не верю, чтобы Государь Император в такой момент мог добровольно бросить на гибель армию и Россию. Вот телеграмма, которую я послал Царю: “3-й конный корпус не верит, что Ты, Государь, добровольно отрекся от Престола. Прикажи, Царь, придем и защитим Тебя”.

Испуганные генералы-изменники отрядили в штаб конного корпуса Келлера начальника 12-й кавалерийской дивизии генерала-лейтенанта барона Маннергейма. На все его уговоры “пожертвовать личными политическими убеждениями для блага армии” Федор Артурович твердо отвечал: “Я христианин. И думаю, что грешно менять присягу”. Вскоре под угрозой объявления бунтовщиком генерал Келлер был отстранен от командования корпусом.

Покинув действующую армию, Федор Артурович осел в Харькове, ведя замкнутый образ жизни и записывая свои воспоминания о войне. На глазах старого генерала проходила “украинизация” малороссийских губерний, восстание большевиков и последовавшее за этим весной 1918 занятие Украины австрийскими и германскими войсками. Последнее старого воина уязвляло больше всего, он говорил, что “старается не выходить на улицу, поскольку не переносит зрелища немецких касок”. В апреле 1918 при поддержке немцев была сформирована Украинская держава, возглавляемая гетманом Павлом Скоропадским.

В телеграмме из Харькова в Петроград министру-председателю Керенскому он писал: “В виду того, что моя служба Отечеству в армии очевидно более не нужна, ходатайствую перед Временным правительством о разрешении мне последовать за Государем Императором Николаем Александровичем в Сибирь и о разрешении мне состоять при Особе Его Величества, оставаясь по Вашему усмотрению в резерве чинов или будучи уволен с причитающейся мне пенсиею в отставку. Согласие Их Величеств иметь меня при Себе сочту для себя за особую милость, о которой ввиду невозможности для меня лично о ней ходатайствовать очень прошу Вас запросить Государя Императора и в случае Его на это согласия не отказать в приказании спешно выслать мне в Харьков пропуск на беспрепятственный проезд и проживание в месте местопребывания Их Величеств”.

После создания Добровольческой армии, отказавшись служить в ней, он в июне 1918 писал генералу Алексееву: “Объединение России великое дело, но такой лозунг слишком неопределенный, и каждый даже Ваш доброволец чувствует в нем что-то недосказанное, так как каждый человек понимает, что собрать и объединить рассыпавшихся можно только к одному определенному месту или лицу. Вы же об этом лице, которым может быть только прирожденный, законный Государь, умалчиваете”. “Верно, что вам, Михаил Васильевич, - писал он далее, - тяжело признаться в своем заблуждении, но для пользы и спасения родины вы обязаны на это пойти и покаяться откровенно и открыто в своей ошибке и объявить всенародно, что вы идете за Царя”.

Высказался он и о другом белом вожде: “Корнилов - революционный генерал, пускай пытается спасать российскую демократию. Я же могу повести армию только с Богом в сердце и с Царем в душе. Только вера в Бога и мощь Царя могут спасти нас, только старая армия и всенародное раскаяние могут спасти Россию, а не демократическая армия и “свободный” народ. Мы видим, к чему привела нас свобода: к позору и невиданному унижению”.

Тем не менее, по словам генерал-лейтенанта П.Залесского, граф “принять активное участие в борьбе с большевиками очень хотел, но только при условии, чтобы эта борьба велась открыто именем Самодержавного Царя всея Руси”.

Келлер был готов воевать только в рядах армии, ставившей своей целью восстановление в России законной монархии. В конце октября к Келлеру прибыли псковские монархисты, называвшие себя “Советом обороны Северо-Западной Области”. Они предложили графу стать во главе будущей Северной армии, независимой от германского командования и монархической по идеологии. Это предложение было с радостью принято Федором Артуровичем. Поверив словам “Совета обороны”, граф приступил к созданию штаба Северной Армии.

В выпущенном “Призыве старого солдата” генерал Келлер писал: “Во время трех лет войны, сражаясь вместе с вами на полях Галиции, в Буковине, на Карпатских горах, в Венгрии и Румынии, я принимал часто рискованные решения, но на авантюры я вас не вел никогда. Теперь настала пора, когда я вновь зову вас за собою, а сам уезжаю с первым отходящим поездом в Киев, а оттуда в Псков. За Веру, Царя и Отечество мы присягали сложить свои головы - настало время исполнить свой долг. Время терять некогда - каждая минута дорога! Вспомните и прочтите молитву перед боем, - ту молитву, которую мы читали перед славными нашими победами, осените себя крестным знамением и с Божьей помощью вперед за Веру, за Царя и за целую неделимую нашу родину Россию”.

На Украине, где у власти находился гетман Скоропадский, с разрешения властей, активно формировались и действовали русские добровольческие организации. Украина и особенно Киев стали центром притяжения для всех спасающихся от большевиков из Петрограда, Москвы и других регионов Российской империи.

В начале ноября 1918 г. Ф. А. Келлер получил приглашение гетмана Скоропадского возглавить войска и был назначен главнокомандующим «всеми вооружёнными силами, действующими на территории Украины», с подчинением ему гражданских властей.
Он лихо взялся за ликвидацию киевского петлюровского подполья и формирование боеспособной армии, но тут гетман струсил и снял его с должности, опасаясь, что Келлер займёт его место. Главнокомандующего отправили в отставку за слова о переходе к нему всей власти до восстановления монархии, высказанные им 13 ноября на Лукьяновском кладбище в Киеве во время похорон убитых 33 офицеров Киевской добровольческой дружины генерал-майора Л. Кирпичева. Кроме того, ему поставили в вину, что он «говорит об единой России, игнорируя вовсе Украинскую державу».

24101903.jpg
Гетман Скоропадский

Но Келлер и не думал о перевороте. Его целью была Москва и восстановление монархии. Он вообще не понимал «самостийников» и того, что русские офицеры могли пойти на компромисс с немцами. «Мне казалось всегда отвратительным и достойным презрения, когда люди для личного блага, наживы или личной безопасности готовы менять свои убеждения», – писал он.

Да и власть в Киеве он мог взять легко, ибо пользовался огромным авторитетом среди военных, однако выполнил приказ Скоропадского. Что же касается «Украинской державы», Келлер, уходя с должности, в своём приказе объявил, что готов положить свою голову исключительно для возрождения великой нераздельной единой России, а «не за отделение от России федеративного государства».

В результате этой интриги, затеянной гетманом, было упущено драгоценное время, которого и без того не хватало для создания армии. Единственное, что Келлеру удалось, – немного отсрочить крах «скоропадщины».

Менее чем через три недели власть гетмана пала. Когда к Киеву подошли петлюровцы, Ф. Келлер по просьбе военных взял на себя руководство обороной города и дал бой превосходящим силам противника, в котором те не смогли взять верх. Но ввиду невозможности дальнейшего сопротивления генерал распустил вооружённые отряды.
Немцы предложили ему снять форму и оружие и бежать в Германию, вместе с гетманом Скоропадским, но Келлер не хотел расставаться ни со своими погонами, ни с полученной от императора наградной шашкой. Он открыто поселился в Михайловском монастыре с двумя верными адъютантами – полковником А. А. Пантелеевым и ротмистром Н. Н. Ивановым. Когда петлюровцы явились в монастырь с обыском, вопреки уговорам монахов, он сам через адъютанта сообщил о себе пришедшим.

В 4 часа утра 21 (8 по старому стилю) декабря 1918 г. был получен приказ о переводе генерала Келлера и его спутников в Лукьяновскую тюрьму. Их вели вдоль стен Софийского собора, мимо памятника Богдану Хмельницкому, когда из ближайшего сквера раздался залп по арестованным – стреляли сечевики Коновальца. Но убить Келлера и офицеров сразу не удалось, пришлось конвою их добивать.
В теле генерала было насчитано одиннадцать пулевых ран. Уже отвезенное на свалку тело графа благодаря епископу Нестору Камчатскому было найдено и под чужой фамилией предано земле на погосте Свято-Покровского монастыря. Вмерзшая рядом с памятником кровь Келлера через несколько дней оттаяла, что среди киевлян породило поверье, будто кровь эта и впредь “не высохнет и ляжет на голову Украины”.



Место убийства генерала Келлера в Киеве, у памятника с надписью «Богдану Хмельницкому Единая Неделимая Россия».

Саблю подло убитого генерала Е. Коновалец преподнёс «головному атаману» Петлюре. При этом, выкованная под богатыря Келлера, она совершенно не подходила под рост Петлюры, который с этой саблей выглядел полной карикатурой. Интересно и то, что Коновалец позднее заявлял, что расправа над Келлером случилась без санкции на то Директории, однако конвой, который чинил злодейство, также был из сечевиков, что однозначно указывало на причастность их руководителя, произведённого Директорией в казачьи атаманы, к преступлению.

Tags: история, память, российская империя
Subscribe
promo vitalidrobishev december 15, 2016 23:55 16
Buy for 10 tokens
Нордическая идея — философский комплекс естественно-научных, биологических и расово-политических положений, направленных на сохранение нордической расы. Была разработана немецким расовым теоретиком Г. Гюнтером и опубликована в 1925 г.Семья и половой отбор. Центральным положением…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →