vitalidrobishev (vitalidrobishev) wrote,
vitalidrobishev
vitalidrobishev

Categories:

Как «трофейное кино» появилось на советских киноэкранах


Кадр из фильма  «Девушка моей мечты»

Когда СCCР в 1945 году победил в войне Германию, то  многие и солдаты, и офицеры везли домой трофеи. Но среди трофеев оказавшихся в советской зоне оккупации  были и весьма необычные, большое количество кинолент как немецких киностудий, так и других стран - высшее гитлеровское руководство обожало хорошие исторические фильмы, комедии и мюзиклы...Всего с 1933 года по 1945 год в Германии были выпущены 1363 полнометражные кинокартины.

Качественное цветное кино пришло к нам тоже вместе с германскими трофеями.
В Германии с середины двадцатых  годов, снимали цветные фильмы на трехслойной цветной пленке АГФА. Завод по ее производству фирмы IG Forben находился в городе Греппине и оказался в советской зоне оккупации.
Советскими трофеями стали огромные запасы пленки АГФА и оборудование для ее производства.
Интересный факт. Именно на пленке АГФА был снят Парад Победы в Москве.
И даже озвучивалась кинохроника Парада Победы в Берлине, но по стечению обстоятельств  часть пленки оказалась с браком и поэтому в цвете оказалось только 16 минут и остальную часть кинохроники пришлось выпускать черно-белой.

Полная правда о «трофейном кино» еще не до конца раскрыта, многие ее стороны еще ждут скрупулезного исследования. Но кое-какие факты уже можно считать достаточно достоверными, хотя не все они широко известны.

Прежде всего возникает недоуменный вопрос: как могли эти, в большинстве своем откровенно «буржуазные» ленты вообще появиться на идеологически выдержанном советском экране сталинских времен? Ведь тогда даже абсолютно безобидные отечественные кинокомедии «Сердца четырех» и «Поезд идет на восток» были подвергнуты озлобленной критике.
А тут зрителям вдруг принялись демонстрировать роскошную заграничную жизнь, умопомрачительных красоток, «аморальные» сцены. В принципе, по нормам того проклятого времени, публичный показ таких произведений должны были приравнять к идеологической диверсии с последующим жестоким наказанием виновных. Не приравнивали и не карали.

Кто придумал и кто разрешил? Об этом  в в середине 60-х рассказывал Арсений Григорьевич Зверев, занимавший при Сталине пост министра финансов. По его словам, дело было так.

Первый послевоенный год. Кругом разруха, нищета, полуголодное существование, карточная система. Кассовый план – существенная часть госдоходов – трещит по швам. Хотя во время войны деньги печатали без счета и немцы подбрасывали во время войны массу фальшивых банкнот, бюджет катастрофически страдал от недостатка средств. Под мощным и безжалостным идеологическим прессом отечественная кинематография вступала в тяжелый период.
В советских магазинах тогда торговали товарами, вывезенными из поверженной Германии.
Но товаров было мало, а про то, чтобы пустить в широкий прокат захваченные в киноцентре под Берлином фильмы, и подумать страшились. Как это можно – этакое непотребство да народу, впервые в истории строящему коммунизм.

Однако нужда заставляла искать дополнительные источники доходов. Зверев решился обратиться к Сталину. Писал, что соответствующие органы проведут тщательный отбор, не допустят к показу идеологически сомнительные ленты, зато прибыль будет колоссальной – исходные материалы в полном порядке, изготовление копий и русские титры обойдутся дешево, а массовый прокат принесет миллионы. И Сталин разрешил. Начался классический советский этап согласований.

Было решено все вступительные титры фильмов убрать, не указывать ни названия студий, ни имен постановщиков и актеров, ни года выпуска. Поначалу ленты снабжали надписью: взяты в качестве трофеев. Позже и ее убрали. Во избежание совсем уж громких скандалов - фильмы вчерашних союзников по антигитлеровской коалиции все-таки никак нельзя было заносить в категорию трофейных.

Первой на экране появилась «Девушка моей мечты» с Марикой Рёкк в главной роли.
Три вечера подряд картину показывали на открытой площадке – в Зеленом театре Центрального парка культуры и отдыха в Москве. Длинные очереди в кассы, битком забитая площадка, унизанные безбилетниками деревья вокруг, разговоры только о фильме и якобы сделанных в нем купюрах в «самых интересных местах» – словом, восторг и упоенье!
Партийные пропагандисты пришли в ужас: немедленно остановить или хотя бы разоблачить идеологическую провокацию. С этой целью опубликовали разгромную статью под заголовком: «Это девушка не нашей мечты!». Но,было уже  поздно! Да и кто позволит оспорить высочайшее соизволение!



Фильм «Девушка моей мечты» имел огромный успех его оборот на копию составил 103,9 млн. зрителей, и это при полном отсутствии рекламы. Успех "Девушки моей мечты" свидетельствовал об острейшем дефиците нормального благополучия, европейского уровня жизни , наконец, эротической ценности женщины. Послевоенные мемуары, действительно, подтверждают то, что трофейные фильмы были своеобразной формой эскапизма для целого поколения, а Марика Рёкк на долгие годы стала его секс-символом.

Видимо успех «Девушки моей мечты» побудил советских кинопрокатчиков шире использовать нацистское кинонаследство, полученное в качестве трофея. И на следующий год в прокат был выпущен немецкий фильм 1938 года «Индийская гробница»

Начали с демонстрации немецких и австрийских картин развлекательно-познавательного характера. Люди с удовольствием шли в кино смотреть фильмы с участием знаменитых певцов Джильи и Карузо, музыкальные ревю с Марикой Рёкк, приключенческие ленты «Индийская гробница» (1938 г., режиссер Ричард Айхберг) и «Каучук» (в прокате — «Охотники за каучуком»), биографические фильмы о Рембрандте, Моцарте, Шиллере, экранизации опер «Тоска», «Чио-Чио-сан», флоберовской «Мадам Бовари» и другие. Исторические ленты чередовались с музыкальными – с экрана звучали голоса Джильи, Яна Кипуры, Зары Лиандр, других замечательных певцов, о существовании которых в СССР мало кто до этого ведал.
Кроме «Девушки моей мечты», в период с 1947 по 1956 год в советский прокат было выпущено более 30-ти фильмов Третьего рейха.
Сборы в казну пошли великолепные. Еще бы, расходов почти никаких, а зрителей полным-полно, и подавляющее большинство покупает билеты. В тот период и сложилось убеждение, что кино в Стране советов дает бюджету такой же огромный доход, как продажа водки. Потом, к середине 50-х годов, «халява» кончилась. Государство отбирало по 55 копеек с каждого рубля кассового сбора, оставшихся денег не хватало на производство отечественных фильмов и продвижение их на экран, кино приходилось дотировать из бюджета.

А в те времена советские власти постепенно наглели, да и алчность их росла. В широкий прокат пошли американские, английские, французские фильмы, на демонстрацию которых страна не имела никакого юридического права, поскольку не собиралась за это платить ни копейки. Их уже не выдавали за трофейные и без всякого стыда и совести показывали на экранах всех кинотеатров, больших и малых. Без титров, порой с измененными названиями.

В их числе было немало замечательных лент. Упомяну американские: «В старом Чикаго», «Судьба солдата в Америке», «Первая любовь», переименованная в «Первый бал», отменный детектив «В сетях шпионажа». Последний был поставлен в Америке Федором Оцепом, бывшим советским кинодраматургом.
Специальная комиссия, разумеется, старалась отобрать для проката ленты критического настроя, доказывающие, что в странах капитала не все так уж замечательно. Массового зрителя эта критика совершенно не трогала. Он своими глазами видел: за рубежом, на проклятом, загнивающем Западе, существует великолепное кино – красочное, динамичное, поставленное талантливыми режиссерами, с участием таких же талантливых, истинно великих актеров.
В затхлой, тюремной атмосфере советской действительности эти фильмы как бы пробивали окно в другой, более интересный и счастливый мир.

Поражались: неужели ТАМ дозволено так открыто показывать неприглядные стороны жизни – нищету одних и непомерное богатство других, глупость политиков, коррупцию в высших эшелонах власти, победы преступников над законом? Значит, ТАМ и вправду царит свобода, а советская пропаганда врет.

Было бы интересно подсчитать, сколько фильмов вывезли из освобожденной Европы в СССР в качестве трофеев, сколько украли, все ли они пошли в кинопрокат. Таких данных пока нет.

casablanca-700x435.jpg
Кадр из фильма «Касабланка»

Впрочем, может, и есть, но они не всем известны. В результате – масса неточностей. Часто утверждается, например, что трофейной была знаменитая «Касабланка». Но этот фильм был снят в Америке в конце 1943 года, в прокат вышел в 44-м.
В Германии он не демонстрировался, и вряд ли его там могли обнаружить советские эксперты после победы. «Касабланка» не выходила на советские экраны, не числилась трофейной.

Никакого отношения к трофеям не имели американские ленты «Сто мужчин и одна девушка» и «Сестра его дворецкого» с Диной Дурбин (настоящее ее имя - Эдна Мей). Первая была официально куплена до войны, вторую Советскому Союзу подарили. Обе открыто демонстрировались в кинотеатрах с полным набором титров.
Tags: история, кино
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →