vitalidrobishev (vitalidrobishev) wrote,
vitalidrobishev
vitalidrobishev

Category:

Историческая память как основа сохранения духовных и культурных традиций народа


Академик С.Ф.Платонов

Еще в начале своего президенского правления, отвечая на вопрос своих доверенных лиц о национальной идее и миссии России в 21 веке, Владимир Путин заявил  “если мы все время будем упоминать о своей тысячелетней истории, мы захиреем окончательно. Нам нужно быть конкурентоспособными во всем. Вот это и есть наша основная национальная идея сегодня”.

Как известно, одно из главных условий порабощения любого народа – уничтожение его исторической памяти. Путинское заявление об отказе от исторических корней в пользу сомнительной идеи конкурентоспособности не содержит ничего оригинального.

Еще в конце 20-х годов выдающихся успехов в этом деле достигли большевики, которые со свойственным им размахом решали этот вопрос просто – путем уничтожения русских историков как таковых в конце 20-х гг.
Репрессии 1929-1930 годов обрушились на многих виднейших представителей русской исторической науки во главе с академиком С.Ф.Платоновым.

В июне 1929 г. атаку на русских историков в Академии наук предприняла специальная “Правительственная комиссия” под руководством члена Президиума ЦКК (Центральной контрольной комиссии) ВКП(б) Я.Фигатнера. В октябре по настоянию Фигатнера срочно прибыли председатель Центральной комиссии по чистке Я.Потерс и член президиума той же комиссии Я.Агранов (заместитель Ягоды). В настоящее время известны имена почти полутора сотен человек, арестованных в период с октября 1929 г. по декабрь 1930 г.
Две трети арестованных — историки и близкие к ним музееведы, краеведы, архивисты, этнографы.

Главным “обвиняемым” комиссия Фигатнера сделала выдающегося историка С.Ф.Платонова (1860-1933) — ученика К.Н.Бестужева-Рюмина и В.О.Ключевского. Среди других арестованных: С.В.Бахрушин, С.Б.Веселовский, Ю.В.Готье, Б.Д.Греков, М.Д.Приселков, Б.А.Романов, Л.В.Черепнин.

Эти люди, как и целый ряд других подвергшихся в то время аресту — цвет русской исторической науки. Развитие исторической науки почти полностью остановилось тогда на несколько лет, новым поколениям историков не у кого было учиться.

Большая роль в “разоблачении” крупнейших русских историков принадлежала “новым” псевдоисторикам. Деятели вроде Цвибака, Зайделя, Томсинского, Фридлянда, были в “авангарде борьбы с реакционной профессурой”. Так, Цвибак заявил в своем “докладе” во время следствия, что С.Ф.Платонов объединяет “всех мелко- и крупно-буржуазных и помещичьих историков... Кулацко-крестьянская контрреволюция изнутри, иностранная интервенция извне и восстановление монархии - вот программа политических чаяний платоновской школы”.

Историков обвиняли, естественно, и в пропаганде русского “национализма”, “шовинизма”, “фашизма”.

Атмосферу следствия хорошо передает рассказ о допросах С.Ф.Платонова, которые вел начальник одного из отделов ленинградского ГПУ Мосевич: “Когда Мосевич спросил: как мог Платонов пригласить заведовать отделением Пушкинского Дома еврея Коплана, то получил ответ: “Какой он еврей: женат на дочери покойного академика Шахматова и великим постом в церкви в стихаре читает на клиросе”. После этого Коплан получил пять лет концлагеря”.

Исчезнувшие историки постепенно начали возвращаться из лагерей и ссылок лишь к 1937-1938 гг., когда, в свою очередь, были репрессированы Фигатнеры и Аграновы, Зайдели и Фридлянды.
Tags: история, наука
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments