vitalidrobishev (vitalidrobishev) wrote,
vitalidrobishev
vitalidrobishev

Categories:

Последний рейс теплохода “Сванетия”



История Второй мировой войны наполнена многими невероятно трагическими событиями. В ряду этих событий и теперь полузабытая, гибель теплохода “Сванетия”, произошедшая 78  лет назад. Хотелось бы хотелось вспомнить о трагедии, по количеству жертв сравнимой о гибелью “Титаника”

“Сванетию” построили в Дании в 1937 году. Судно было включено в состав Черноморского морского пароходства и совершало пассажирские перевозки на ближневосточной линии.

В начале войны судно оказалось в проливе Босфор. В нарушение международной Конвенции, турецкие власти, несмотря на объявленный нейтралитет, задержали экипаж. Только в середине февраля 1942 г. было заявлено капитану “Сванетии” Александру Беляеву, что корабль может покинуть гавань Стамбула. Причём никаких извинений не последовало.

К этому времени военные действия на Чёрном море были в разгаре. Немецкие подводные лодки и вражеская авиация охотились за советскими кораблями.
Погибли пароход “Ленин”, теплоходы “Армения”, “Аджария”, госпитальные суда “Абхазия”, “Чехов”, транспорты “Коммунист” и “Чапаев”.
Поэтому опытный капитан и штурман А.Кухаренко так рассчитали время, что большую часть пути “Сванетия” прошла ночью и к утру 23 февраля 1942 г. встала у причала порта Поти.

Став военным транспортом, “Сванетия” была включена в боевой состав Черноморского Флота. Капитану Беляеву присвоено воинское звание капитан-лейтенант.

На палубе установили пять 45-мм пушек и два крупнокалиберных пулемёта. Поскольку экипажу было вменено перевозить не только военные грузы, но и раненых, прибывшие на судно военврачи 2-го ранга В.А.Итин и В.Б.Борисовский переоборудовали помещения теплохода для принятия раненых и пассажиров.

В результате преступной халатности командования флота погиб на “Армении” погиб  основной состав флотских высококвалифицированных медицинских работников.
Поэтому передвижной госпиталь был укомплектован студентами старших курсов мединститутов, которым в условиях военного времени пришлось быстро приобретать и сноровку и медицинскую практику.
Как свидетельствуют документы, они со своими обязанностями справлялись.

Многие авторы вспоминая о гибели "Сванетии" называют его санитарным судном.
Первый параграф X Конвенции закреплял право нейтралитета для госпиталей и перевязочных пунктов на войне (с 1907 года и для плавучих госпиталей) до тех пор, пока в них находятся больные и раненые, и пока они не состоят под охраной военной силы одной из воюющих сторон
Фактически люфтваффе в большинстве случаев на восточном фронте не соблюдало статус санитарных судов.
Но, юридически вооружение  "Сванетии"( на корабле были установлены пять 45-мм пушки и два 12,7-мм пулемёта), а также следование в составе конвоя с охранением из боевых катеров  лишило её защитного статуса и сделало законной военной целью.
Как следствие, лётчики при этом не могли нести уголовную ответственность за потопление вооружённого судна.

Команда “Сванетии” без потерь провела первый рейс, доставив из Новороссийска в Севастополь 29 марта 1942 г. две маршевые роты в количестве 570 человек, 36 тонн боезапаса, 740 автоматов ППШ, 86 тонн боезапаса для авиации флота, 160 тонн взрывчатки для Приморской армии, 346 тонн продовольствия и 50 тонн фуража.

Эти данные из Центрального Военно-Морского архива красноречиво свидетельствуют, как был важен для осаждённого Севастополя каждый такой успешно выполненный рейс, связанный с огромным риском.
И это при том, что корабли сопровождения очень часто нарушали указания при конвоировании транспортов при переходе морем.
Несмотря на слабые охранения, экипаж благополучно совершил рейсы 3 и 14 апреля. В Новороссийске взяли на борт для Севастополя 191 тонну боезапаса, 682 тонны продовольствия и более 150 бойцов и командиров и вышли 14 апреля в 20.00.
И, на этот раз весь груз был благополучно доставлен к месту назначения.
Рано утром 17 апреля 1942 г. “Сванетия” стала под погрузку. Севастополь постоянно подвергался налётам вражеской авиации. Наступило некоторое затишье. Поэтому, опасаясь очередного налёта, портовики совместно с экипажем транспорта в быстром темпе провели выгрузку и погрузку.

На борт приняли 240 тяжелораненых, которых разместили в приспособленных под палаты каютах, 354 кавалериста 154 кавалерийского полка, 50 человек эвакуированных.
В числе пассажиров 65 военнослужащих, в том числе морские лётчики, которые отправлялись за получением новых самолётов. Всего вместе с экипажем более 1000 человек.

Перед самым отходом поступил приказ принять дополнительно 150 раненых. Вспоминает штурман “Сванетии” Г.А.Кухаренко: “Когда мы прибыли на корабль, народу было так много повсюду, что вахтенной службе пришлось расчищать проход, чтобы дать возможность нам добраться до штурманской рубки: все помещения, коридоры трапы, частично даже верхние палубы были заняты тяжелоранеными бойцами и эвакуированными.
Сколько их было на борту - тысяча, полторы тысячи или того больше, - никто не знал”.

В этот раз командование Черноморского флота для сопровождения выделило только один эсминец “Бдительный”. Считалось, что усиленный конвой следует выделять при перевозке в Севастополь живой силы и техники. А тут раненые и эвакуированные! Комментарии излишни.
Капитан Беляев сразу побледнел и осунулся, когда узнал перед самым отплытием, что перегруженную сверх всякой меры «Сванетию» будет сопровождать лишь один эсминец.
Капитан стал неразговорчив и раздражителен, и по выражению сосредоточенных и усталых лиц своих многоопытных помощников видел, что и они невольно почувствовали угрозу надвигающейся катастрофы.

17 апреля 1942 г. в 21.00 вслед за эсминцем “Сванетия” вышла из Южной бухты Севастополя. За ночь она ушла далеко в море, достигнув широты 43 градуса, то есть оказалась на одинаковом удалении от турецкого и от родного берега, после чего развернулась и взяла курс на восток.
Капитан и его помощники надеялись на то, что вражеские самолёты-разведчики, занятые слежкой за прибрежными коммуникациями и передвижениями военных кораблей у Кавказского побережья и Крыма, не смогут их обнаружить.
Видимо, этот маршрут был рассчитан на то, что немецкие «рамы» (самолеты-разведчики), в нейтральных водах не смогут опознать принадлежность судна или из-за большого удаления вообще не смогут их увидеть.

К сожалению, этой надежде не суждено было сбыться. Наступило светлое время суток. В 7 ч. 24 мин. вахтенные доложили капитану о появлении самолёта противника.

Обнаружив сопровождение, разведчик опасался угодить под обстрел эсминца, держался далеко и вскоре скрылся за горизонтом. Воздушная тревога отменена, но капитан приказал усилить наблюдение.

Напряжение спало. Капитан, соблюдая внешнее спокойствие, испытывал тревогу и предчувствовал беду.

В 14.00 на высоте 3000 метров появился первый бомбардировщик. 14 самолётов со стороны солнца атаковали теплоход. За первую атаку было сброшено 48 бомб. Только умелое маневрирование спасло на этот раз корабль. И только одна бомба угодила прямо в трубу и разворотила её.
В бой вступили зенитчики “Бдительного” и “Сванетии”: сбили один самолёт, второй был подбит, стал терять высоту и скрылся.
Израсходовав весь боезапас, бомбардировщики ушли. Ненадолго. Следовало ожидать нового налёта.
Капитану доложили о результатах первого налёта: от близких разрывов бомб на левом борту образовались пробоины, вышла из строя топливная магистраль, нарушена телефонная связь, взрывной волной сорван пожарный насос с фундамента...

В 15 ч. 55 мин. появились самолёты. Девять торпедоносцев “Хейнкель-111” с высоты 30-40 метров сбросили на судно восемь торпед. Две из них достигли цели: последовало два мощных взрыва, появился крен на левый борт.


Торпедоносец “Хейнкель-111”

Возникла страшная паника. Краснофлотцам Данченко и Воронову удалось спустить на воду только две шлюпки. Спуску остальных шлюпок помешали появившиеся на палубе кавалеристы. Они, естественно, не имели понятия о механике спуска шлюпок на воду, выхватили шашки и перерубили блоки, которые удерживали шлюпки.

В результате эти спасательные плавсредства вместе с людьми полетели за борт, переворачивались и разбивались о воду. Быстро увеличивался крен. Зенитчики продолжали вести огонь. Один из атакующих торпедоносцев, видимо, не рассчитал, зацепил крылом воду и взорвался.
Несмотря на трагизм положения, люди, находившиеся на палубе, с восторгом восприняли гибель на их глазах вражеского стервятника. Прозвучала команда капитана машинному отделению: “Задний ход!” Это были его последние слова. Прогремел новый взрыв. Беляева швырнуло на шлюпочную палубу и он потерял сознание.

Свидетельствует штурман Г.Я.Кухаренко:

“Через десять минут после попадания торпед вода на судне поднялась почти до штурманской рубки. Из-за большого крена стало невозможным спустить на воду шлюпки по правому борту. Люди метались, хватаясь за что попало, отчаянно крича и взывая о помощи. Особенный ужас был написан на лицах тех, кто не умел плавать...
С помощью старшего рулевого Куренкова мы чудом отыскали среди этого орущего хаоса капитана Беляева и кавторанга Андреуса, командира санитарных транспортов, и оттащили их на спасательный плот.
Потом я кинулся в рубку за корабельными документами, сгрёб их и оказался на правом борту, ещё возвышавшемся над водой.

Вокруг плавали люди на поясах, спасательных кругах с надписью и просто на различных плавающих предметах, судорожно вцепившись в них. Некоторые, продрогнув и закоченев в холодной воде, пытались взобраться обратно на тонущее судно. Дул четырёхбалльный северный ветер, и вода была очень холодной...

Вместе с командиром БЧ-4 Чайкиным мы бросились в воду и попытались отплыть подальше в сторону. Слышно было, как стучали крупнокалиберные пулемёты - это не прекращали вести огонь наши матросы.
Вдруг они разом смолкли. Мы обернулись. Корма “Сванетии” поднялась высоко над водой. С неё беспорядочно сыпались люди. Один из матросов у самой трубы держался за тросик гудка, как бы оповещая всех натруженным рёвом о страшной гибели.
Так, под крики людей и рёв гудка “Сванетия” быстро стала уходить под воду, накрыв своим корпусом сразу три шлюпки.

Образовалась большая воронка, и многих людей засосало, под воду... На воде остались две переполненные шлюпки, плоты, доски, матрасы, чемоданы, спасательные пояса и круги, за которые держались полуобессиленные люди...
Всего сумели подобрать лишь 61 человека, из спасённых 18 человек позже умерли от переохлаждения.

“Сванетия” продержалась на плаву только 18 минут. Известны координаты гибели: 43 градуса 00 минут северной широты, 36 градусов 55 минут восточной долготы. Глубина 2150 метров.

Так Чёрное море стало общей могилой более тысячи человек. Кто они? На протяжении десятилетий с грифом “Совершенно секретно” хранится в Центральном Военно-Морском Архиве документ “Донесение о безвозвратных потерях Черноморского флота за номер 2656” от 15 июня 1942 г., в котором имеются некоторые сведения о погибших членах команды “Сванетии”.
Tags: вторая мировая, история, корабли
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal